Поделиться в соц сетях

Что незаконного в машинах outlaw?

Их считают беспредельщиками, варварами, эгоистами, социопатами — каких только ярлыков не вешает добропорядочное автомобильное общество на обладателей машин, модифицированных в стиле outlaw. А тем всё равно. На дорогах они едва ли греховнее владельца вылизанного спорткара — просто, в отличие от последних, аутло не лицемерят. Да, они называют себя и свои машины термином «вне закона» (именно так переводится outlaw), но за этим кроется не презрение к общественным нормам, а дань традициям субкультуры. Outlaw — это особый тюнинг (и в первую очередь стайлинг) отдельных моделей машин. Типичный пример — небрежно и грубо сделанный под «гонку» винтажный Porsche. Но тема дорожных «беспредельщиков» куда глубже: это не только доработки, но и стиль жизни владельца такого автомобиля. Чаще всего бунтаря-одиночки, предпочитающего тусовкам скоростные прогулки в одно лицо по пустынным улицам и шоссе. Outlaw-проекты строят не для того, чтобы возить по выставкам и светить ими на сборищах. А для того, чтобы от души «раздавать» подальше от всех. Откуда пошло аутло Всё началось с уличных (а значит и нелегальных — outlaw) гонок в США в семидесятых. Лучше всего те события иллюстрирует кинокартина «Царь горы» 1981 года, погружающая зрителя в события гоночного нелегала на культовой дороге Малхолланд драйв. Там и в наши-то урбанизированные дни можно здорово прохватить на спорткаре, а тогда это были 23 мили сплошных поворотов, подъёмов и спусков на вершине хребта, высящегося над Лос-Анжелесом. По атмосфере это кино — микс из манги Initial D и аркады NFS Most Wanted, приготовленный в ранних восьмидесятых. За сюжетом картины стоят события статьи в одном из журналов. В ней описывается тусовка лосанджелесских стритрейсеров, романтика их дуэлей и отношения бунтарей с полицией и жителями прилегающих к зоне гонок районов. В те годы в богатой Калифорнии был популярен первый спорткар Porsche, который значительно подешевел на фоне уже вовсю продававшегося более совершенного 911 в 912-м кузове. Поэтому быстрые парни вовсю гоняли по каньонам (так в Америке называют серпантинные дороги) на доработанных 356-х — и как раз такая машина была у главного героя «Царя горы». О движении outlaw в последующие 1980-е – 1990-е известно немного, ведь тогда эта идеология ещё не была модной, да и в отсутствие соцсетей гонщики-мизантропы не спешили показываться широкой публике. Конечно, сегодня в этом всём есть изрядная доля самолюбования и эпатажа. В последние годы такая стилистика стала особенно популярна среди кастомайзеров США и в меньшей степени — из других частей света. Именно благодаря соцсетям мы говорим об outlaw — сразу несколько идеологов этого движения стали медийными и запустили продвижение своего стиля жизни и взгляда на тюнинг в «ютубах и инстаграмах». Современные евангелисты Наверное, самый известный представитель сообщества — американский коллекционер и энтузиаст стайлинга классических Porsche по имени Магнус Уокер (Magnus Walker). Он называет себя Urban Outlaw, ездит на старомодных «воздушных» 911 «собственного посола», носит бороду почти по пояс и клетчатые рубашки. Магнус любит романтику езды по безлюдным улицам и мостам промзон Лос-Анджелеса, а также хорошенько «навалить» по пустынным шоссе калифорнийских каньонов под сухой треск архаичного оппозитника. Вместе с тем, угрюмый лосанжелесский «аутло» (однажды мне довелось перекинуться с ним парой слов — и я не мог не отметить его грустный уставший взгляд) делает на своём «лайфстайле» успешный бизнес — строит клиентские машины, ведёт инстаграм с более чем полумиллионом подписчиков, создаёт одежду, снимается в атмосферных короткометражках. И несмотря на медийность, он по-прежнему верен выбранному стилю в своём творчестве и поведении — даже на автомобильных выставках и фестивалях его чаще всего можно встретить одного, без компании. Ещё одна заметная фигура аутло-движения — создатель безумно стильных, а иногда и просто безумных Porsche 356, Род Эмори. Его контора Emory Motorsports / Emory Design занимается доработкой на высочайшем инженерном уровне настоящей иконы аутло-движения — самой первой модели Porsche. Каждый экземпляр, будь то купе, родстер или спидстер, сначала тщательно реставрируется, а потом начинается «незаконное» творчество. Многие сочтут это кощунством, но Род называет это аутло. Что, впрочем, синонимично. В самом лёгком варианте стайлинга добавляются раллийные штрихи из дополнительного света, решёток на оптике, демонтированных бамперов и держащих капот кожаных ремней. При этом подвеска устанавливается от более совершенного 911 (но тоже «воздушного», разумеется), а родной двигатель меняется на более мощный. Причём собственной (в сотрудничестве с конторой Rothsport) разработки — но строго по мотивам конструкции оригинального «оппозита» Porsche 911. Получается нечто очень самобытное — уже не классика, но ещё не рестомод в традиционном понимании этого слова. Следующий уровень стилизации предполагает глубокую, но тонкую работу с пропорциями кузова — каждая такая машина уникальна, но непосвящённый едва ли поймёт, что именно было изменено. Из очевидного встречается заниженная крыша или передняя часть в стиле 550 Spyder. Апогей «аутло» от Emory Motorsports — невероятный гибрид 356 и 964 с полностью кастомным кузовом и мощным турбомотором, но всё в той же мрачновато-гоночной стилистике. Не Porsche едиными Конечно, этим двум персонажам не принадлежит монополия на аутло-тюнинг, хоть они и известнее всех — есть ещё Benton Performance, Paul Stephens и другие близкие по духу конторы. Более того, не обязательно обладать старым Porsche (цены на которые давно уже устремились в стратосферу по всему миру), чтобы сделать каноничный проект в этом стиле. Совершенно точно подойдёт любой «воздушный» родственник Porsche — хоть массовый Volkswagen Beetle, хоть гурманский, но не очень дорогой Karmann-Ghia. Есть немало примеров и с классическими Lancia, Volvo, MG и другими европейскими машинами преимущественно из 60-х – 70-х. Из элитного клуба также традиционно подходящими считаются Ferrari и Ford GT. Яркий пример — эпатажный коллекционер суперкаров (в особенности Ferrari) Дэвид Ли, потративший около миллиона долларов на доработку своей Dino во многом по законам outlaw. Там и перешив салона в ретро-стиле, и замена двигателя на более мощный, но из уже классической линейки Ferrari, и всякие другие мелкие «моды», необратимо отдалившие его экземпляр от состояния музейной ценности. И он сделал это как будто назло всему чопорному аукционному сообществу, которое навязывает стандарты того, что есть хорошо, а что неправильно. Принадлежать к этому миру можно даже с относительно современным автомобилем — это может быть общепризнаный недорогой спорткар вроде Mazda Miata (чем старше, тем лучше) или Toyota GT86. Нужно лишь подобрать нужные штрихи и детали, чтобы правильно передать дух. Хорошо вписываются в эту тематику американские автомобили — лучшей иллюстрацией будет фильм «Город грехов», где эта концепция хоть и не упоминается напрямую, но намётанный глаз отметит сочетание типичных для аутло-жанра Porsche 550, Volkswagen Beetle и Ferrari 348 c кучей харизматичных «американцев» пятидесятых-шестидесятых, на заниженных подвесках и с характерной эстететикой. Каноны и шаблоны Один из принципов при создании проекта — упрощать силуэт. Убирать бамперы, срезать молдинги и значки, заваривать отдельные сегменты окон, занижать крышу. По этой же причине и для пущей суровости основной цвет кузова — чёрный: матовый или глянец, но неизменно акриловый — никаких пижонских металликов. Посадка — либо сильно заниженная, либо наоборот подчёркнуто заводская, да ещё и с высокопрофильными колёсами-бубликами. И никаких модных дисков — только подходящая конкретному кузову винтажная классика. Это будет родная штамповка для 356, диски Fuchs для 911, Watanabe для Miata и так далее. Известно, что колёса — это половина вида автомобиля, поэтому канонические диски строго показаны. На шинах иногда применяется белая полоса, либо надписи. А на дверях можно встретить гоночный номер или белый круг под него. Крайне важны ретро-детали: кожаные крепёжные ремни кузова, защитные решётки, внешний монтаж запаски, зеркала-пули. В деталях всё это идеологически близко к хотроддингу и даже мото-кастомайзингу — то есть послевоенной культуре работы с техникой. На более современных моделях часто используется агрессивное расширение кузова, поэтому компании вроде RWB и Rocket Bunny / Pandem тоже можно считать адептами движения. Из обвесов приветствуются немассовые, старые и давно не выпускающиеся детали и варианты оптики — чем мелкосерийнее и олдскульнее, тем лучше. На интернет-акуционах и барахолках среди горстки ценителей по всему миру за такими идёт настоящая охота. Первый вопрос, который при виде таких машин приходит на ум непосвящённому, но неравнодушному к автомобилям человеку — созидание это или разрушение? И многие решают, что это дичь и изуродованная классика. Но аутло-творцы готовы к тому, что будут не поняты, осуждены. Они даже не пытаются донести до большинства посыл своего проекта — главное, чтобы самим было по кайфу и чтобы узкая прослойка единомышленников оценила старания. Наверное, в этом и суть понятия «вне закона» — эти ребята творят и живут вне общепринятых законов прекрасного и шаблонов приемлемого. /m
Дополнительно:

Файл №2
Файл №3